200 Ударов

Уставом не предусмотрено

Мама девочки, Наталья Чумбакова, рассказала, что на 20 декабря на 14 часов у них был талон к кардиологу. Нела проходила плановое обследование, на здоровье ученица кадетского класса не жаловалась. Родители заранее отпросили девочку с занятий второй половины дня. Но в назначенное время та в поликлинику не пришла и трубку не брала.

Взрослые встревожились, еще не зная, что у двух подружек – Нелы Чумбаковой и Кати Холодковой телефоны забрала учительница английского языка Татьяна Городкова. Как уверяют мамы девочек, по указанию директора Петра Макашенца. Зачем? Мешали вести урок? Но это случилось на перемене. После занятий Нела и Катя попросили классного руководителя Анну Шорину вернуть телефоны, на что та ответила: «Разбирайтесь со своими проблемами сами».

Нела, опаздывая к врачу, не могла предупредить маму и бабушку, а потому бежала в поликлинику со всех ног. А когда зашла в кабинет доктора Аргуновой, та, опытный детский кардиолог, не на шутку встревожилась: сердце ребенка выдавало 200 ударов в минуту и никак не успокаивалось. Она вызвала «скорую». С приступом тахикардии девочку доставили в реанимационное отделение ЦРБ, а затем в детское, откуда выписали только 6 января. С таким диагнозом ребенка направили на детальное обследование в Барнаул.

– До этого дня не было у Нелы серьезных проблем со здоровьем и программу кадетского класса она вытягивала. Иногда во время бега на физподготовке дыхание сбивалось, как у всех, наверное. Мы с мужем забрали бы ее из кадетки, но куда? Дочь за три года привыкла к ребятам, а когда класс сделали кадетским, нашего желания никто особо не спрашивал.

История эта и на первый, и на второй взгляд кажется дикой. Настолько, что подумалось: а не преувеличивает ли мама? Чтобы уважаемый директор школы Петр Ильич Макашенец дал учителям столь странное указание – забирать у детей телефоны? Не может же он не знать, что: а) изъятие чужой собственности – это противоправное деяние;

б) не от хорошей жизни мамы и папы снабжают детей средствами коммуникации. Спокойнее, когда чадо в течение рабочего дня остается на связи. Мне, например, всегда хочется вызвать МЧС, полицию, «скорую» и на всякий случай отряд быстрого реагирования, если мои уже взрослые сыновья не отвечают на мамины звонки.

ПОДРОБНОСТИ:   Пульс 36 ударов в минуту что делать

– История Нелы – правда от начала до конца, – встала на защиту Чумбаковых Наталья Холодкова, мама Кати. – Моя дочь не сразу сказала о ЧП, может, просто побоялась, что ее ругать будут. Но вот что интересно. Катя успела выключить телефон перед тем, как его изъяла Татьяна Викторовна. А когда мы его забирали, он был включен.

Кто и зачем его включил? Педагоги порой противоречат сами себе. Нам говорят, что забирают, заботясь о зрении детей, но тут же дают задания по электронным учебникам. У одноклассника Кати во время хорового занятия учительница забрала планшет с партитурой. А что делать, если ее нет в распечатанном виде? Подобных историй вам родители столько могут рассказать!

– Наталья, они рассказывают, но просят не называть имен.

– Это потому, что городок у нас маленький, а детям еще учиться в этой школе. Всех, кто «выступает», Петр Ильич начинает прессовать. Вот и молчат все.

Вот что рассказал на условиях анонимности папа второклассника Сережи: «Сын с другом на перемене в холле первого этажа играли с телефонами, когда директор Макашенец подошел и собственноручно забрал их из рук детей. Сын плакал так, что учительница его успокоить не могла. Говоря юридическим языком, это незаконное удержание чужой собственности. Через пять минут после того, как я сказал директору о своем намерении обратиться в прокуратуру, он вернул ребенку телефон через учительницу».

Мамы и папы, с которыми нам удалось поговорить, единодушны: им не нравится установленное в школе № 15 неписаное правило: телефоны, изъятые у детей педагогами, детям после уроков не возвращают – их могут забрать только родители. В принципе, они могут делегировать учителям право на изъятие телефонов, закрепив решение документально, в Уставе школы. Но такого пункта в документе нет.

ПОДРОБНОСТИ:   Высокий уровень тромбоцитов при беременности

Цена молчания

«Часть коллектива помалкивает, мы тоже молчали, пока после нашего обращения в суд по поводу нарушения прав работников директор не начал нас прессовать. Какой смысл в молчании?» – объясняют свою готовность рассказать «АП» о происходящем в школе председатель профсоюзной первички Анна Горелова и лаборант кабинета физики Любовь Медведева.

В следственном управлении СК России по Алтайскому краю нам сообщили, что по каждому из озвученных в СМИ эпизодов уже идет доследственная проверка на наличие признаков уголовно наказуемых деяний. Поэтому многое из услышанного мы пока не предаем огласке. Но есть то,  о чем молчать невозможно. Нам показали воздуховод в туалете мальчиков-старшеклассников, в котором, как рассказали в школе, до недавнего времени пряталась камера видеонаблюдения.

Немного о том, как трактуется в школе № 15 «добровольность родительских пожертвований». Не секрет, что все родители делают эти взносы, потому что хотят, чтобы школа была комфортной. Но в Заринске до абсурда дошло. Здесь по инициативе учителя и доброй воле родителей восьмиклас­сников собирали деньги на покраску пола в кабинете, где пол недавно покрыли линолеумом! Меж тем по 500 рублей с каждого из 30 учеников – это 15 тысяч рублей… Тему закрыли, когда одна из мам подключила прокуратуру.

Нерешенным остался главный, на мой взгляд, вопрос. Почему лишь ЧП с ученицей седьмого класса возмутило спокойствие сообщества родителей и педагогов? Ведь все то, что по нравственному закону недопустимо, не вчера началось в заринской школе. Конфликты вскрыты, родители готовы содействовать оздоровлению ситуации. Но за это счастье, которому по русской традиции несчастье помогло, едва не рассчитался своим здоровьем ребенок…

Adblock detector